Талант горного инженера

В освоении Курской магнитной аномалии первый директор Комбината КМАруда В.М. Кислов сыграл значительную роль.

С полным правом можно сказать, что он стоял у истоков Белгородской Магнитки.
1 февраля 2014 года исполнится 105 лет со дня рождения Василия Михайловича. Эту дату широко будет отмечать общественность не только нашего горняцкого города, но и областного центра.

В 1939 году Василия Михайловича наградили орденом Трудового Красного Знамени. Вскоре после этого он был приглашён в министерство, где ему предложили возглавить строительство шахты на КМА, которое выполняла организация под названием «КМАстрой». В то же время  в одном из кабинетов министерства состоялся следующий разговор. Двое пожилых мужчин с сочувствием говорили третьему – молодому, грудь которого украшал орден Трудового Красного Знамени.

– Безнадёжное дело! Зря берёшься, Василий Михайлович, – уверял один.

– Единственная шахта затоплена. Воду едва успевают откачивать. Квалифицированных рабочих почти нет. Курская магнитная аномалия хороша для учебников, а работать там – увольте, батенька, – поддержал второй.

– Короче говоря, влип ты, Василий Михайлович, – снова сказал первый, – лучше откажись пока не поздно.

Василий Михайлович Кислов покачал головой. Не раз он слышал подобные разговоры, но всегда заканчивал их фразой:

– А я всё-таки поеду!

Разве человек с железным характером мог отказаться от борьбы за металл, нужный стране. Такой мысли Кислов не допускал ни на минуту. Недаром он, воспитанник комсомола и партии, привык преодолевать трудности и побеждать.

…Поезд шёл на юг, к Донбассу. Позади остались Москва, Ефремов, Елец. На станции Старый Оскол Василий Михайлович вышел из вагона. На колхозных полях кипела жизнь: селяне дорожили каждым часом, чтобы сократить сроки весенних полевых работ. Такое же деловое настроение чувствовалось в районных организациях. С горечью отметил Василий Михайлович контраст между активностью крестьян и состоянием шахт КМА. Он медленно обошёл дома рабочего посёлка, требующие срочного ремонта. В шахтах не было слышно шума оборудования. Только откачка воды шла круглые сутки. Следы «консерваторских» настроений бросались в глаза ещё резче под землёй. Одна шахта была выстроена со значительными недочётами – эксплуатировать её было нельзя. В другой, главной, штрек, откуда наступали плывуны, был отгорожен ветхой деревянной перемычкой.

– Ненадёжна, – отметил Василий Михайлович.

Знакомство с шахтой было закончено. Кислов прошёл в кабинет. Ободранные стены и слой грязи на полу не смутили молодого инженера.

– Созовите на восемь вечера первое производственное совещание, – распорядился он и вслух подытожил результат наблюдений. – Надо приступать к работе.

Затем, закурив, Василий Михайлович задумался…

Первые дни приносили малоприятные неожиданности. Когда в шахте начались взрывные работы, перемычка, отгораживающая затопленный штрек, не сдержала напора воды и песка. В кабинет Кислова посыпались тревожные донесения:

– Плывун наступает!

– Песок затягивает шахту!

Василий Михайлович остановил взрывные работы, а через пару дней опасный штрек был изолирован надёжной железобетонной стеной. Успешной деятельности  в шахте мешали десятки мелких неполадок на поверхности. Автомашины были разбиты, строительство железнодорожной ветки затягивалось, кирпичный завод стоял. Каждый день выдвигал новые проблемы, для разрешения которых требовались не только диплом горного инженера, но и выдающиеся организаторские способности и настойчивость. Василий Михайлович с головой ушёл в дело. Он знал, что стоящие перед ним задачи можно разрешить только при активной помощи партийной и комсомольской организаций, поддержке передовых рабочих и инженеров.

Самым трудным оказалось преодолевать консервативные настроения в коллективе. Не раз новые начинания встречались недоверчиво. Но в то же время вокруг парторганизации и начальника строительства уже объединялись  энтузиасты. Группа людей, вдохновлённых появившимися успехами в строительстве первой шахты КМА, росла с каждым днём. Услышав о развёртывании работ на КМА, издалека стали возвращаться  кмастроевцы, уехавшие в 1936-1937 годах. С Кольского полуострова  вернулись горные мастера Е. Скоробогатько, А. Малыгин.

Василий Михайлович сумел заинтересовать комсомольцев вопросами благоустройства рабочего посёлка. Не раз он говорил на собраниях о необходимости выстроить пруд. Молодёжь оказывала неоценимую помощь. На субботники, организованные при активном участии комсомольской организации, выходило до 300 человек – не только рабочие и служащие КМА, но и колхозники окрестных сельхозартелей. К лету пруд был залит водой. Вскоре и клуб приобрёл уютный вид.

С первых дней своей работы на КМА Василий Михайлович установил определённые часы для приёма. В это время начальнику «КМАстроя» приходилось обсуждать самые разные дела. Вначале посетители мало говорили о производстве, они больше касались бытовых проблем. Но постепенно характер бесед изменился. Всё чаще поступали рационализаторские идеи. Однажды к В.М. Кислову зашёл инженер Бабат. Он предложил построить копёр вентиляционной шахты в стороне, а затем перенести на постоянное место. Эта простая рационализаторская мысль дала возможность одновременно строить копёр и вести буровые работы. Инженер Н.М. Шумейко предложил при запайке победитовых пластинок в буры заменить красную медь на жёлтую, что позволило значительно сократить брак. За полгода изменился и внешний вид посёлка. Недалеко от основной шахты выросла новая вентиляционная. Кирпичный завод не только снова был запущен, здесь ещё была выстроена новая печь. Железнодорожная ветка подошла вплотную к посёлку.

…Нередко после утомительного будничного дня Василий Михайлович  задерживался в своём рабочем кабинете, угол которого занимала коллекция образцов горных пород, руд, минералов, (среди них были и руды КМА). Иногда, поглядывая на эти образцы, Василий Михайлович позволял себе помечтать о будущем.

– В 1942 году рудники КМА должны выдать на-гора 300 тысяч тонн руды, – подсчитывал он. – К этому времени утроится число рабочих. На месте посёлка вырастет городок. Под землёй раскинется сеть выработок, откуда потечёт руда…

И только в послевоенное время планы по освоению богатств КМА под руководством начальника «КМАстроя», а с 1953 года – директора Комбината КМАруда В.М. Кислова воплотились в жизнь. И кто знает, как сложилась бы судьба месторождения Курской магнитной аномалии, если бы в 1939 году строительство первой шахты КМА не возглавил выдающийся горный инженер Василий Михайлович Кислов. Его заслуги по достоинству были оценены государством. Кислов – кавалер трёх орденов Трудового Красного Знамени, лауреат Государственной премии СССР, полный кавалер знака «Шахтёрская слава». А сегодняшнее поколение губкинцев почтило память Василия Михайловича, присвоив его имя скверу Шахтёрской славы. 

Материал подготовила Валентина ЯКИМОВА,

научный сотрудник музея истории КМА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Thanx: Ozon.kharkov