На пути к богатой руде

27 апреля 1933 года в селе Коробково на разведочно-эксплуатационной шахте имени Губкина была добыта первая бадья богатой железной руды.

«…В результате штурма ударников рабочих и ИТР сегодня, 27 апреля 1933 года, из первой шахты имени академика Губкина с глубины 95 метров выдана первая бадья богатой руды на-гора, тем самым доказана полная возможность эксплуатации запасов руд КМА…». Это строки из рапорта рабочих и инженерно-технических работников «КМАстроя», «Шахтстроя» и «Союзгеологоразведки» КМА Центральному комитету ВКП(б), СНК СССР, НКТП, газете «Правда», академику Губкину, обкому и облисполкому ЦЧО.

Честь поднять первую бадью с железной рудой выпала бригаде проходчиков Алексея Григорьевича Малыгина в составе: Григория Вакуленко, Ивана Гольцева, Николая Латышева, Егора Мигунова, Михаила Мороза, Василия Ходеева. Почти все они были уроженцами окрестных сёл, только начавших осваивать шахтёрское дело. 22 апреля 1933 года бригада Малыгина работала как обычно. И вдруг Алексей Григорьевич почувствовал, что отбойный молоток упирается во что-то твёрдое. С трудом он отбил несколько кусков и в конце смены вывез их наружу, как редчайшие самородки. Так Малыгин стал первым человеком, которому удалось взять в руки богатую руду, добытую на первой шахте КМА. Впоследствии, уже работая диспетчером управления комбината, А.Г. Малыгин об этом событии рассказывал так: «27 апреля 1933 года приехал академик
И.М. Губкин. Первую бадью с рудой решили поднять именно к его приезду. Когда Иван Михайлович подошёл к стволу, горняки опрокинули бадью к его ногам, подчёркивая тем самым его огромную роль в свершившемся событии. Дни, оставшиеся до 1 Мая, были торжественными и необыкновенно радостными. К нам ехали и шли в одиночку и целыми делегациями. Каждому хотелось увидеть руду, которую многие в жизни не видели. А уходя, каждый старался незаметно обязательно унести с собой хотя бы крохотный кусочек…».

На КМА А.Г. Малыгин приехал с Донбасса вместе с группой проходчиков в январе 1933 года. Тогда шла проходка первого разведочного ствола. Он вспоминал, что соревнование было острым: каждой бригаде хотелось первой выйти на руду. «Все мы чувствовали, что руда близка, что вот-вот она должна показаться. Бывало, кончается смена, а уходить не хочется: а вдруг до руды осталось несколько сантиметров…», – говорил Алексей Григорьевич.

С А.Г. Малыгиным был хорошо знаком председатель благотворительного фонда «Милосердие» В.В. Акинин, который также трудился на шахте, а затем – диспетчером комбината.

– Алексея Григорьевича помню как основательного человека старой закалки, ко всему имевшего хозяйский подход. Если он что-то говорил, то проверять не надо было, так как его отличали сверхсерьёзность и приверженность к правде. Малыгин подробно рассказывал о людях, с которыми добыл первую руду на шахте имени Губкина, ведь в то время они жили одной дружной трудовой семьёй. Из его воспоминаний складывалась цельная картина подвига первопроходцев КМА. Общаться с ним было интересно. Конечно, то, что он первым добыл железную руду КМА, по-хорошему утвердило в нём чувство хозяина, – поделился Виталий Васильевич.

На Комбинате КМАруда в цехе связи работала дочь Алексея Григорьевича – Валентина Алексеевна Яковлева. Она, продолжая дело отца, также добросовестно трудилась на благо родного предприятия.

Ольга АНАТОЛЬЕВА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Thanx: Ozon.kharkov